SmallNuke

 

 



 Навигация

- Главная страница
- История КВВМКУ
Мемориальная страница
- Последние новости
- Личный кабинет
- Связь с администрацией
Как пользоваться сайтом? 
- Гостевая 
Список личного состава
- Форум
- Фотогалерея
- Литературная




 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Глава 1. У истоков

ГЛАВА   1

У ИСТОКОВ

 

     Каспийское море — седая волна. Простор величавый и грозный. Шальными штормами неслись времена.  Светили неяркие звезды.

      Древний Хазар — ласковый и кроткий в безветрие, свирепый и жесткий, когда бешеный норд, как матерый хищник налетит внезапно и неистово, в считанные мгновения вздыбит крутую, покрытую белопенной сединой волну. Вот тогда и спешат, застигнутые штормом моряки укрыться от разъяренного Каспия за могучей, надежной спиной Апшеронского полуострова.

     А через все море, разделяя на нем Европу и Азию, проходит Апшеронский меридиан, вобщем-то ничем не примечательный, не такой, скажем, известный как Гринвический, который принято считать нулевым или начальным. Но для многих поколений моряков он бесконечно памятен и дорог, так как пролег он через их сердца еше в юности и стал точкой отсчета, начальным меридианом в большом жизненном плавании.

     Именно здесь, по соседству с меридианом, было положено начало формированию военно-морского училиша. Тысячи его выпускников сделали первые шаги к морю, к необъятным океанским просторам.

 

От этих стен, как-будто от причала
Мы повели родные корабли.
И трудностей нам встретилось немало,
Но быть иными мы бы не смогли...

 

     А начиналось это так: в марте 1939 года Нарком Военно-Морского флота СССР, Адмирал Флота Советского Союза Кузне-цов Н. Г. утвердил план строительства военно-морского училища в Баку. И сразу же началось его комплектование.

     Время было сложное. В Лиге Наций горячо обсуждались извечные проблемы Мира, а европейские народы втягивались в зловещий круговорот кровавой мировой бойни.

     Бравурные марши гремели по всей Германии. По улицам и площадям городов мерно цокали подковы солдатских сапог. Обезумевшие от шовинистического угара сопляки из «Гитлерюгенд» истошно вопили на всех перекрестках: «Дойчланд, Дойчланд. Юбер аллес!» —«Германия — превыше всего!» Вооруженные полчища вермахта, подогреваемые первыми успехами и авантюристическим лозунгом «Дранг нах Остен!», двигались на восток.

     Советское правительство здраво оценивало обстановку, отчетливо видело, куда направлены стрелы «блицкрига».

     В преддверии грозных событий проходил XVIII съезд ВКП (б). Партия нацелила народ на необходимость укрепления оборонной мощи. Серьезная подготовка к защите Родины развернулась повсюду. Удивительно чутко советские люди воспринимали малейшие изменения в международной обстановке. Ребята же, надевшие курсантскую форму, не сомневались в том, что им предстоит подставлять грудь, защищая страну и народ.

А на знойном Апшероне строительство шло полным ходом. И первый камень в фундамент будушего учебного корпуса был заложен курсантами первого набора.

В нескольких шагах от строительной плошадки раскинулся палаточный городок. Много трудностей и неудобств пришлось преодолеть его обитателям. То не было воды, то электропитания. Частые северные ветры засыпали брезентовый гарнизон песком и пылью.

Днем в палатках воздух прогревался до 40—50°. Особенно трудно приходилось северянам, жителям центральной части страны. Они тяжело переносили бакинскую жару. Учитывая это, начальник училища комдив Буриченков Георгий Андреевич приказал изменить распорядок дня таким образом, чтобы большая часть занятий проходила до знойного полудня.

В тутовой роще разместились классы, так называемого «природно-походного» типа. Классные доски висели на стволах деревьев, но несмотря ни на что, первокурсникам нравилась жизнь, полная романтики и неудобств.

На занятиях часто бывал начальник училища. Во время перерывов курсанты окружали его со всех сторон и засыпали вопросами. А рассказать ему было о чем. Георгий Андреевич в годы гражданской войны командовал полком, бригадой, да еще как лихо, мужественно, не зря был награжден двумя орденами Красного Знамени. И каждый раз он охотно откликался на просьбы молодежи, живо рассказывал о своем боевом прошлом. У ребят сложилось о нем мнение, как о добром, отзывчивом и заботливом человеке.

Под стать комдиву был и комиссар училища — Шмырев Леонид Романович. Он также закалял свои идейные убеждения в горниле гражданской войны. Деловой и знающий, настояший политработник, чуткий и душевный коммунист, невольно располагающий к себе всех. Простой и доступный, к тому же интересный собеседник, он быстро завоевал симпатии сослуживцев и с первых же дней стал кумиром для курсантов.

Весело и непринужденно он вспоминал о своих первых днях службы еше в царской армии, когда он, студент университета, был определен рядовым в маршевую роту. Перед отправкой на фронт новобранцев обучал усатый фельдфебель с запоминающейся фамилией Колобок. Человек малограмотный, но умудренный служебным опытом и прирожденным чувством юмора. Причем его шутки нередко были адресованы самому себе. Когда он видел, что новобранцы от муштры устали и повесили носы, чтобы снять напряжение, довольно бодро командовад:

— От меня до следуюшего столба разомкнись...  Или, внушая что-либо нерадивому солдату, напоминал:

— Я тебе не Колобок. Я тебе и царь, и бог, и воинский начальник. А поясняя окопные премудрости, напоминал:

— В обороне — лопата друг солдата, а в наступлении — граната друг солдата.

Все это позже  вспоминалось на фронте...

Сам же комиссар, застав клюющего носом дневального у входа в палаточный городок, довольно вежливо, но строго напоминал:

— Я, разумеется, не могу с вами не согласиться в том, что сон весьма существенный фактор в комплексе человеческих ощущений, но ведь всему свое место и время...

Тут, естественно, возразить было нечем.

В июне «крещение» — училищу было присвоено наименование — «Каспийское военно-морское училище».

 «Каспийское»— это в честь моря, которое еше когда-то нарекли полсотней названий. Ассирийцы называли его Восточным, персы в старину именовали Гирканским и Персидским, а кочевавшие вдоль северо-западных берегов хазары считали его Хазарским. Было оно и Аварским, и Эрейским, и Бакинским. В русских же летописях оно было известно, как Хвалынское. Но никакие названия не могли изменить его загадочный и свирепый нрав.

Нелегко тем, кто связан с морем — рыбакам, нефтяникам. Нелегко и тем, кто охраняет на его просторах мирный труд.

Каспий — прекрасная школа для обучения моряков, выработки у них морских навыков и воспитания мужества и воли. Правда, об этом еще мало задумывались ребята набора 1939 года.

А народ тем временем прибывал — пополнялись ряды каспийцев. На второй курс прислали две группы из Ленинградского училища имени М. В. Фрунзе. Состоял этот курс, в основном, из молодежи, прибывшей по комсомольским путевкам и младших командиров, краснофлотцев и красноармейцев, уже вкусивших трудности ратной службы и решивших посвятить ей свою жизнь. Среди них: Степан Гнедаш, Вадим Иванов, Николай Кузнецов, Александр Лукьянченко, Анатолий Мышков — поколение первых послеоктябрьских лет. Ехали юноши со всех уголков страны, что-бы здесь, в столице Азербайджана, начать свое флотское житье-бытье.

И повсюду их встречали бакинцы добрыми улыбками, щедрым гостеприимством, живыми откликами на просьбы и пожелания. Традиционный интернационализм, отзывчивость и внимание жителей столицы ощущали и абитуриенты, и только что прибывшие преподаватели.

В числе этих первых наставников вновь создаваемого воинского коллектива были, как говорится, божьей милостью педагоги: капи-тан 2 ранга Яксон И. Г., капитан 3 ранга Тархов С. Н., капитан-лейтенант Демин И. В., а также Викторов К. В., Родионов С. Ф., Цвётков А.И. Они-то и руководили всем каскадом работ в лагере и организацией учебного процесса.

У курсантов свободного времени — с воробьиный нос, но зато уж в выходные дни они с задором, с каким-то упоением и азартом, обгоняя, друг друга, до свинцовой усталости помогали мастерам, работали на строительстве зданий и сооружении мола на мысе Султан. И кое-кто из них уже видел себя «адмиралом» будушей флотилии катеров и шлюпок, что будут ошвартованы у сооружаемых причалов.

Вот так работать, будто песню петь, не жалеть ни сил, ни времени для дела — неизбывная традиция курсантов-кировцев.

С таким же юным пылом и удалью трудились и молодые бакинцы - студенты Монахов Н.Ф., Коновалов А. Я., Эрлихман Л. К., Народицкий А. С., Зарецкая Р. С. И прикипели они сердцем к училищу. Пришли они в него после окончания институтов. Пришли да и на. долгие годы остались здесь преподавателями.

Заканчивался подготовительный период обучения. Подобно молодому деревцу с каждым днем крепла, прочно, навсегда входила в жизнь школа будущих флотских офицеров. Началось формирование и сплачивание партийных и комсомольских организаций.

Быстрее всех дело пошло у второкурсников, успели в Ленинграде изучить друг друга, понять кто есть кто и выбрали вожаками самых, что называется, достойных.

А у младших все получалось посложнее. Как сразу понять, что у тебя, товарищ, на душе, чем дышишь? Но в буче тех бурных дней комсомольские лидеры проявляли себя сразу. И словом, и геройским трудом. Им-то и отдавали пальму первенства сверстники.

В середине сентября вышел первый номер газеты училища «За кадры», редактором был назначен Воронов И. И. Многотиражка освещала ход строительства, рассказывала о тех, кто отдавал все силы работе и учебе. Героями публикаций были курсанты: Бабий В., Симонов Н., Частухин П., Чернов Б.— всех не перечислить. Газета невелика по формату, а дела освещала остро и оперативно. Лучшие номера украшали выступления членов литературного кружка, организованного курсантом Владимиром Бодаровым. На ее страницах появились и первые стихи Аркадия Ткачева и Константина Кудиевского.

Но что бы не делали моряки, чем бы не занимались, все явственнее ошущалось приближение учебного года.

И вот сигнал «Большой сбор», Каспийцы быстро и уверенно занимают свои места в строю. Впервые курсанты стоят все вместе, плечом к плечу, ощущая необыкновенный подъем и радость общения.

Комдив Буриченков, вглядываясь в их лучистые взоры, юные лица, невольно вспомнил, уже затянутую муаром времени, пору гражданской войны, застывшие лавы красных кавалеристов и колонны пехотинцев, которых он вел в бой за Советы.

Не смог испытанный боец скрыть волнение, когда чуть хрипло произнес:

— Товарищи! Дорогие мои сослуживцы! В грозное время довелось постигать вам морское дело. Война-то почти у порога, значит надо, как завещал Ленин, заниматься усиленной военной подготовкой. А она требует не порыва, не клича, не боевого лозунга, а длительной, напряженной, упорнейшей и дисциплинированной работы.

Георгий Андреевич еше раз тепло, душевно поздравил коллектив с началом первого учебного года, пожелал успехов в учебе и приказал развести роты на занятия.

Праздничное настроение не покидало всех участников этого торжественного события до самого отбоя. Понимали, что с него началась трудная жизнь их, будущих офицеров флота, жизнь нового военно-морского училища. Уже в первые дни учебы забил живой родник молодежного задора, энергии, энтузиазма.

Инициаторами социалистического соревнования «За отличную учебу и образцовый порядок!» выступили комсомольцы роты капитан-лейтенанта Цветкова А. И.

Необходимо было не только осваивать специальность, но и продолжать строительство. В таких условиях, естественно, что субботы заканчивались субботниками, а воскресенья начинались с воскресников. Но никто не роптал и не сеговал, хорошо понимая, что это трудности временные, да и обстановка не та, чтобы расслабляться! А многие настраивались на шутливо-философский лад: «Нет, мол, ничего более постоянного, чем временное...»

И сейчас, спустя многие десятилетия, мы гордимся коммунистами той поры. Там, где трудно, они были первыми, искали и находили оптимальные решения многих проблем.

Поэтому, уже первое партийное собрание, состоявшееся 14 ок-тября 1939 года, проходило бурно, не оставило никого равнодушным. Касались всего: как лучше организовать самостоятельную подготовку, кого надо подтянуть, кому не хватает воспитанности, выдержки. По косточкам разбирали ход стрóительства. Одно за другим поступали деловые предложения.

Через несколько дней в палаточный городок пришел еще один праздник. 18 октября курсанты принимали присягу. Застыл в напряженном молчании строй первокурсников. Сосредоточенные лица повзрослевших ребят. Время накладывало свой отпечаток.

В них, в этих лицах, в самом торжественном церемониале оживала история нашей страны, ее Вооруженных Сил. Ведь так и первые красноармейские отряды, идя в бой за Советскую власть, клялись народу, партии, великому Ленину бесстрашно и беззаветно сражаться за рабоче-крестьянскую Республику.

Тогда не было единого текста присяги, не сложился еще волнующий и величественный ритуал ее принятия, но смысл обещания солдат революции был один: ценой своей крови и самой жизни отстоять завоевания Великого Октября. И оттого столь величаво и по-особому значимо звучали на берегу седого Каспия слова клятвы на верность Родине. Принятие присяги завершилось митингом. Среди черных форменных суконок ярко выделялись праздничные костюмы представителей обществен-ных организаций Баку. Сколько тепла было в их поздравлениях и пожеланиях морякам...

Второй курс в это время проходил «оморячивание» на учебном корабле «Правда» Каспийской военной флотилии. За месяц «Правда» совершила несколько штурманских походов, побывала у западного побережья Каспия от Дербента до Куринского Камня. Курсанты приобрели хорошую штурманскую практику. Но поскольку нрав осеннего моря суров, то и довелось каждому сполна почувçтвовать горько-соленый вкус нелегкой, но романтичной флотской службы.

 

Шторм — экзамен, а в жизненной школе

Нам промокшей одежды не жаль.

Только здесь закаляется воля

И становится твердой, как сталь...

 

Обстановка в училище была напряженной. Приближалась зима. Жилых и учебных помешений не было, пришлось первый курс разместить в здании Азербайджанского сельскохозяйственного института и на учебном корабле «Правда», а второй направить на учебные корабли Черноморского флота.

Но несмотря на все трудности, сводный курсантский полк усиленно готовился к параду. 7 ноября 1939 года впервые по украшенной флагами площади прошли торжественным маршем курсанты Каспийского училища. Стройные ряды его батальонов сердечно приветствовали трудящиеся и гости города.

Гордо реяло над стройными колоннами Знамя училища, которое нес старшина 2 статьи Богданов Г. С. Ассистентами при Знамени были курсанты Медведев Н. Н. и Каплун В. Г.

К этому дню подвели первые итоги социалистического соревнования. На передовые рубежи вышла рота первого курса лейтенанта Кочегарова Ф. Н. Ей было присуждено переходящее Красное знамя Бакинского городского Совета. 48 курсантов — отличников учебы награждены ценными подарками. Многие были удостоены благодарностей командования.

О них, идущих впереди, вспоминали в клубе Азербайджанского государственного университета имени С. М. Кирова, где состоялось обшее собрание каспийцев совместно со студентами. Участники единодушно выдвинули кандидатом в депутаты Бакинского Совета комсомольского активиста курсанта Бабия В. С., а в Шаумяновский райсовет — коммуниста Кочегарова Ф. Н. и командира отделения Бодарова В. А. Все трое получили полную поддержку избирателей и были единодушно избраны депутатами.

Второй курс в ту осень и зиму на учебном корабле «Нева» овладевал теоретическими знаниями и практическими навыками на Черноморском флоте под руководством преподавателей: Яксона И. Г., Толкачева А. Г., Тархова С. Н., Тепленинова Д. М., Цибуль-ского А. Н., Руссо Л. В., Горова Б. М. Учебная программа усваивалась успешно, и каждый курсант уверился, что знания приобретаются основательно и надолго. Не обошлось и без осложнений. Корабль попал в полосу печально известной новороссийской «боры». Шторм достигал 9 баллов. Огромный корабль бросало, как щепку, но курсанты старались держаться твердо, не поддавались трудностям, возникающим в непривычных условиях. При подходе к Севастополю вошли в полосу тумана и корабельному штурману было трудно справиться со сложной задачей обеспечения безопасного входа в Севастопольскую бухту. На помощь пришли преподаватели Толкачев и Тархов. Корабль был выведен точно на Инкерманские створы. Это был хороший урок для курсантов.

В ходе практики моряки ознакомились с черноморскими портами Сочи, Сухуми, Поти, Батуми. Каспийцы были очевидцами роста Черноморской эскадры. На рейде Севастопольской бухты рядом с ветеранами флота стали появляться крейсеры новой серии, проходившие заводские и государственные испытания. Тесновато становилось у Минной стенки, куда для усиления стареньких «Новиков» швартовались вошедшие в строй эсминцы и лидеры. Особый интерес был к лидерам «Ташкент», «Харьков», «Минск», которые восхищали своими скоростными качествами и необычными формами обводов корпуса.

Но не только корабли радовали глаз. Видна была хорошая выучка моряков, их любовь к делу. Шефство комсомола над флотом давало свои результаты.

Большой интерес у курсантов вызывали экскурсии на новые корабли, знакомство с их техникой и вооружением. Увиденное вызывало неподдельную гордость за наш родной флот и сыграло огромную воспитательную роль.

Окончание практики совпало с сообшением о переводе училища в разряд высших учебных заведений. В памятной резолюции, принятой на митинге по этому случаю, каспийцы заверили партию и правительство о готовности успешно выполнить свои задачи.

Но не все шло так гладко и безоблачно, как бы хотеяось. Проблемы строительства и благоустройства, методического обеспечения учебного процесса, подготовки педагогических кадров, обобщения передового опыта давали о себе знать.

Как же улучшить дело? Ответы на вопросы, поставленные жизнью, коммунисты искали сообща, на первом обшеучилищном собрании партийного актива. Его пожелтевший протокол датирован февралем 1940 года. Ко всему, что тормозило, задерживало, находили умные, рациональные подходы. Подумали и о своих внутрипартийных заботах. По первым результатам одобрили хорошо зарекомендовавшие себя индивидуальные поручения коммунистам, семинары секретарей партийных организаций, заслушивание отчетов партийцев, рейды за успеваемость, четкая оперативная информация в ротах о жизни подразделения и страны.

Не все ладно было на первой экзаменационной сессии. И собрание потребовало повысить качество учебы, крепить воинскую дисциплину, глубже изучать военную науку, повышать бдительность и быть готовым к защите социалистической Родины.

В апреле начальником училища стал капитан 2 ранга Сухиашвили Константин Давыдович. Энергичный, деятельный, по-южному темпераментный человек, имеющий большой опыт флотской службы, непривычно жесткий и строгий. Все хорошо понимали, как необходимы перемены обстановки, повышения общей требовательности, последовавшей после советско-финской войны.

— Дисциплина,— говорил новый начальник училища,— должна быть основной чертой характера курсанта, будущего командира.

Окончился первый учебный год, подвели его итоги. Лучшим подразделением объявили роту старшего лейтенанта Артамонова М. П., лучшим классом — 213, здесь старшиной был Виктор Канаки, секретарем комсомольской организации — Андрей Любимов. За отличную учебу и примерную дисциплину Нарком ВМФ СССР наградил знаком «Отличник ВМФ СССР» курсантов Василия Пустова, Александра Заплетина, Ивана Юхова, Владимира Семенова.

После окончания теоретического обучения курсантов направили на Черноморский флот и Каспийскую флотилию для прохождения корабельной практики. Объем полученных знаний был болыпим: теоретические основы штурманской и артиллерийской подготовки, торпедное и минно-тральное оружие, связь и другие разделы военно-морской подготовки. Но все это требовало практического закрепления. Столь широкий диапазон преподаваемых дисциплин объяснялся тем, что училище готовило вахтенных командиров — специалистов, сведущих в различных областях военно-морского дела. Такая система обучения позволяла каждому курсанту испытать себя в той или иной области морских знаний и безошибочно избрать свою будушую военно-морскую профессию.

Тем временем развернулась подготовка к набору нового пополнения и очередному учебному году. Заявления поступали от молодых людей со всех уголков страны. Письма шли от рабочих, учащихся, студентов, красноармейцев и краснофлотцев — участников недавней войны с белофиннами. Им-то и предстояло, образно говоря, понести Знамя, которое вот уже полвека гордо реет над славными рядами каспийцев...

Торжественно и деловито стартовал учебный год. Первокурсники включились в учебный процесс, знакомились с преподавателями. Кафедру навигации возглавил опытный штурман капитан 1 ранга Новицкий Б. П., начинавший службу штурманом линкора «Парижская коммуна» на Балтике, сослуживец известного советского мариниста Леонида Соболева, автора «Капитального ремонта» и рассказов «Морская душа». Новицкий был младшим штурманом у Сакеллари Н. А. и участвовал в легендарном переходе линейного корабля «Парижская коммуна» и крейсера «Профинтерн» с Балтики на Черное море в 1929 году. Курсанты с увлечением слушали его воспоминания об этом плавании.

Очень нравились слушателям лекции и практические занятия по навигации и астрономии, которые вел старший лейтенант Горов (Орманов) Бранимир Михайлович. Сын болгарского революционера, он в 1936 году окончил ВМУ им. Фрунзе, плавал на кораблях различных классов. Прекрасный педагог, остроумный и обаятельный человек, Бранимир Михайлович пользовался искренним расположением всех. В 1947 году в звании капитана 2 ранга Горов Б. М. назначен заместителем начальника училища по учебной работе в г. Варне. Вскоре Бранимир Михайлович стал начальником штаба флота НРБ, а в июле 1950 г.— командующим ВМФ Народной Республики Болгарии. В 1962 году Горов закончил с золотой медалью академию Генерального штаба в Москве и проходил службу в должности заместителя начальника Генерального штаба Болгарской Народной Армии. Исполняя высокие, ответственные должносги, он внес огромный вклад в укрепление ВМФ НРБ и обороны страны. С 1971 по 1980 год Бранимир Михайлович — начальник гражданской обороны — заместитель министра обороны НРБ. С 1980 года он в запасе и трудится на посту председателя национального океанографического комитета Болгарии при Государственном комитете по науке и техническому прогрессу. Бранимир Михайлович Горов награжден девятью болгарскими и тремя советскими орденами. В 1984 году общественность НРБ отметила его 70-летие. Он обладал широкой эрудицией. Это сказывалось на подготовке и воспитании курсантов, с которыми он общался. А те проникались прочным чувством любви к морю, много нового узнавали о нем. На перерывах бурно обсуждали роль и значение 15-ти океанографических экспедиций, направленных в 30-е годы для исследования Арктики. Спорили о значении Тихого океана, площадь которого составляет половину площади Мирового океана или одну треть всей поверхности земного шара. Мир огромных морских пространств раскрывал своим питомцам опытный педагог.

— От Владивостока до Сан-Франциско более 8400 км, от Петропавловска-Камчатского до Панамского канала — 14 800 км, от СанФранциско до Манилы — 11 500 км,— любил говорить Бранимир Михайлович, и продолжал,— а вы готовы преодолеть такие расстояния?

Но особенно нравились будущим офицерам образные экскурсии в далекое прошлое флота. Узнали они, что история судостроения и судоходства насчитьшает 6000 лет! Что на Ниле еще раньше использовали парус. Это в 280 году до н. э. на острове Фарос близ Александрии был воздвигнут колоссальной высоты — около ста метров — маяк, считавшийся одним из семи чудес света. А разве могли оставить их равнодушными сведения о морских качествах древних финикийцев, чьи кормчие определялись по береговым ориентирам, а позднее, когда люди решились выйти в открытое море — по Солнцу, Полярной звезде, направлению полета птиц и пробам грунта. Грязевые осадки позволяли судить о близости устья реки. Птиц, посаженных в клетки, брали с собой в море, и когда требовалось уточнить правильность своего курса, выпускали их на свободу. Направление полета показывало ближайший путь к берегу.

И уж, конечно, с интересом воспринималась история морских сражений. Анализировали воинский подвиг Архимеда, применившего более двух гысяч лет назад в морском сражении солнечные лучи против флота неприятеля, гордились моряками Киевской Руси, покорившими Византию и прибившими на воротах Царьграда свой щит. Знали в подробностях морские победы Петра I.

Конечно, не обходилось без исторических загадок, которые будили мысль, вызывали повышенный интерес к предмету. Кто и в каком морском сражении изрек: «Сегодня женщины были мужчинами, а мужчины — женшинами»,— задавал вопрос Бранимир Михайлович. И желание хорошо ответить на подобные вопросы заставляло курсантов «перелопатить» десятки книг, обращаться к справочникам, вырабатывая в себе качества исследователя.

Ну, а уж если дело касалось «мужской чести», то здесь нельзя было падать духом. И через несколько дней наиболее настойчивые и любопытные курсанты сообщали результаты своих изысканий: «В Саламинском сражении 27 сентября 480 года до н. э. персидский царь Ксеркс, следивший за ходом сражения своих кораблей с греческим флотом, стал свидетелем их поражения. Только бронированные бронзовыми пластинами корабли царицы Галикарнасской стойко держались в этом бою. Тогда и произнес Ксеркс эту фразу»...

Начальником кафедры торпедного оружия и его использования был капитан 2 ранга Асямолов А. А.— опытный подводник, награжденный орденом Ленина за освоение новой большой подводной лодки «Правда». Практические занятия вел старший лейтенант Федоренко Ф. С.

 Вопросы организации корабля и флота увлекательно рассматриались на занятиях, которые проводил капитан 3 ранга Цибульский А. Н. Для кораблей каждого класса у него находились очень точные характеристики, значительно украшавшие лекции и хорошо запоминавшиеся.

 Теорию артиллерийской стрельбы читал капитан 2 ранга Яксон И. Г, знаток своего дела, немногословный, педантичный офицер. Практические занятия по этой дисциплине вели капитан-лейтенант Тележкин Н. Г., старший лейтенант Собачкин А. И. и военинженер 3 ранга Левин М. Г.

  Хорошее впечатление оставляли лекции и занятия по тактике ВМФ, которые вел капитан 1 ранга Пузыревский К. П. В 1940 году вышла из печати его книга «Повреждение кораблей от артиллерии и борьба за живучесть». Это был человек энциклопедических знаний, особенно хорошо он знал историю флота и так интересно излагал материал, что равнодушных к этому предмету не было. Благодаря его задору и энтузиазму был создан и исторический кружок. Желающих оказалось больше, чем можно было предполагать. Здесь молодежь училась познавать историю, здесь зарождалась любовь к морю, здесь будущие офицеры флота начинали осознавать истину — море вечно! Человек от самых истоков своего существования связан с ним неразрывными узами. Оно кормит и объединяет людей, вдохновляет их на труд и подвиги. Его исследуют ученые и воспевают поэты. Не перечислить профессии людей, связанных с ним.

 Но приходилось усваивать и другую истину — существуют в мире силы, которые превращают моря в места конфронтаций и сражений, поэтому надо быть готовыми защищать интересы Родины, учиться воевать на море.

 Хорошо запомнили курсанты военно-морского историка Тепленинова Д. Н., о нем сердечно отзывался писатель Владимир Чивилихин в своем романе «Память», географа Бондаренко В. Я., много рассказывавшего о своих личных впечатлениях о морях, связистов — капитана 2 ранга Положинцева В. А. и лейтенанта Шермана А. М., минера Кожина Г. А. Они уважали химиков — капитана 1 ранга Заикина М. С. и капитан-лейтенанта Демина И. В., техника-интенданта 1 ранга Чулкова В. В., читавшего теоретическую механику, капитана 2 ранга Попцова Н. С.— знатока электронавигационных приборов, астронома — старшего лейтенанта Березинского М. П., начальника кафедры корабельной электротехники военинженера 3 ранга Боровцева Ф. В. Морской практике   обучали   капитан   2   ранга   Мейер К.Г.,   капитан   3   ранга Малахов З. С.

  Морское дело полюбили сразу и относились к его изучению добросовестно. Особенно на катерной практике, когда каждый курсант выступал в роли того или иного номера расчета главного командного пункта, исполнял должность командира катера, самостоятельно управлял его маневрами. Правда,и в этом деле кое-кто «табанил».

 Был такой случай. Перед началом практики капитан 3 ранга Малахов 3. С. предупредил курсантов, чтобы они очень внимательно изучили командные слова. Все прислушались к доброму совету преподавателя, кроме курсанта Жоры Мережко, родом из Одессы. Он со свойственной южанам привычкой нередко начинал любой рассказ с поговорок: «А вот у нас в Одессе... А вот у нас в Одессе в трамваях транспарант «Чтоб ты доехал, как ты взял билет». У Жоры эта фраза стала ходовой. Знал о ней и Малахов. Мережко так и не удосужился ознакомиться с командными словами и занял место рулевого. Капитан 3 ранга запрашивает: «На румбе?» При этом рулевой должен заметить курс по компасу и доложить: «На румбе столько-то градусов». Не зная обязанностей, Жора отвечает: «Есть курсант Мережко!»— Малахов: «Да нет, курс, курс какой?» «Третий курс,— не задумываясь, отвечает Мережко». «Ну вот ты и доехал, как ты взял билет...»— заключает офицер. Все от души смеются.

 До сих пор ветераны вспоминают, как тогда занятия на всех трех курсах проходили интересно, увлекательно. Знания моряков непрерывно наращивались и пополнялись. И хотя основная масса курсантов много и плодотворно работала над освоением теоретического курса, неудовлетворительных оценок все же было много. Решительным противником завышения оценок был начальник училища. Он требовал большой строгости на экзаменах и зачетах. Отличные оценки ставились при условии не только полного теоретического освоения материала, но и умения применить эти знания на практике, быстро ориентироваться в сложной обстановке. Кстати, на быстроту мышления обращалось внимание еще и при поступлении в училище. Вспоминает капитан 1 ранга в отставке Фадеев В. Л.: «На вступительном экзамене по математике после всех ответов на вопросы экзаменаторов мне был задан вопрос — какое расстояние от Шанхая до Китая? Я не растерялся и ответил: «Такое же, как от Ростова до Рождества Христова». По-видимому, ответ понравился, так как оценка была «отлично».

 Курсанты принимали активное участие в оборудовании и оформлении классов, учебных кабинетов и ленинских комнат. Так, Алексей Крылов и Иван Коденков отличились при оборудовании минно-торпедного кабинета и были награждены денежными премиями. Лучшей ленинской комнатой в училище в 1940 году была признана комната 3-й роты 3 курса. В ее оборудовании приняли активное участие  Анатолий   Дудкин,   Владимир   Капинос,   Юрий   Мордовин. Здесь курсанты отдыхали, писали письма родным и близким, здесь знакомились с историей государства и флота, и главное — сверяли свою жизнь с Лениным. Воспитать будушего офицера на заветах Ильича, на примерах его жизни — дело исключительной важности.

 Интересно проводились в ленинских комнатах собрания, вечера, диспуты на тему «Какими качествами должен обладать морской офицер». В жарких спорах рождались истины. Но неизменно останавливались на основном. Офицер обязан быть мастером своего дела, решительным, смелым, умеющим быстро разбираться в сложной обстановке и по-настоящему преданным своему Отечеству. Он всегда должен оставаться человеком с большой буквы. Забота о подчиненных, внимание к людям и особенно скромность и простота должны быть присущи командиру. Известно, как относился к этому Владимир Ильич Ленин. Он не только ценил такие качества в людях, но и сам показывал их образцы.

В анкете, заполненной в 1920 году, на вопрос о том, какие другие языки знает и насколько хорошо, Ильич ответил: «Английский, немецкий, французский — только эти три». А ведь кроме этого Владимир Ильич Ленин мог свободно читать по-итальянски, по-польски, по-шведски, понимал чешский, финский, знал латинский, греческий. На втором Конгрессе Коминтерна о работе компартии Германии он говорил по-немецки, а затем, когда перешел к положению в Итальянской компартии, стал говорить по-итальянски. Исключительную скромность вождь проявлял и в быту. Об этом знал каждый каспиец.

 В октябре 1940 года состоялась первая комсомольская конференция училища, обобщившая опыт комсомольской работы и наметавшая практические меры по улучшению воспитания молодежи. Несмотря на трудности в учебе и работе на строительстве, комсомольские организации привлекали курсантов к участию в художественной самодеятéльности, в литературном кружке, других культурно-массовых мероприятиях.

Много внимания уделялось развитию спорта. В команду пловцов входили курсанты В. Балуев, Г. Касьянов, В. Ступцов, М. Черняев, В. Паломин и другие. Парусный спорт возглавляли интендант 2 ранга А. Воробьев, мичманы В. Мельников, А. Холдырев, В. Смирнов, И. Харцизов.

 С Иваном Захарьевичем Харцизовым накрепко связано первое знакомство с морем. Он весьма решительно обучал гребле на шлюпках, а также управлению училищными парусными шхунами «Бейдевинд» и «Галфвинд».

 Самым тяжелым занятием была, наверное, гребля, оставлявшая на первых порах мозоли и не только на руках. Поэтому, садясь в шлюпку, некоторые курсанты стремились ухватиться за баковое весло, которое значительно легче среднего или загребного. Особенно в баковые рвался Сергей Губкин, довольно крепкий парень, об ладающий завидным аппетитом. По этому поводу как-то в ротной, стенной газете появился стишок:

 

В жизни трудности наш Губкин

Обходил все стороной—

Был он баковый на шлюпке,

А в столовой — загребной...

У большинства же любовь к шлюпке была искренней и вечной.

Не раз нам шкотом руки обжигало,                     
Взвивался фок над самой головой,

Нас шлюпка с морем накрепко спаяла —

Здесь первый шаг на мостик ходовой.     

 

Большую заботу об училище проявляли ЦК КП (б) Азербайджана, Совет Народных Комиссаров, Президиум Верховного Совета ЦК комсомола республики. Всемерную помощь оказывали шефские организации.

Курсанты посещали театры города, да и к ним приезжали с шефскими концертами деятели культуры и искусства Азербайджана — Бюль-Бюль Мамедов, Т. Бадирова, В. Шамкорян, Г. Гюль-Ахмедова -Мартынова и другие.

Тесная связь поддерживалась с трудяшимися Шаумяновского района, на территории которого разместилось училище. Новый, 1941 год встречали во Дворце культуры имени Шаумяна. За активное участие в проведении вечера и его подготовку были поошрены курсанты В. Северьянцев, Г. Паниван, Н. Каманин, М. Волков, С. Скворцов, В. Маслов, Т. Копьев.

Четко налаженная культурно-массовая работа приобщила моряков к одной из старейших и богатейших национальных культур, позволяла познать ее и полюбить. Полюбить гостеприимный, трудолюбивый народ Азербайджана, многому у него научиться, познать обычаи, традиции, прошлое революционной борьбы трудяшихся против эксплуатации и угнетения, за лучшую жизнь, за Советскую власть, за интернационализм.

В январе 1941 года были введены новые воинские звания. Приказом начальника училища № 97 от 3 марта 1941 года всем младшим комавдирам были присвоены воинские звания: помощникам командира взвода — старшина 1 статьи, командирам отделений — старшина 2 статьи, восемнадцати курсантам, исполнявшим обязанности старшин рот и курсов, было присвоено воинское звание «главстаршина».

В конце мая закончился теоретический курс. Хорошие и отличные оценки получили свыше половины курсантов. На первое место в училише по всем показателям вышла рота, командиром которой был лейтенант Сохин Е. Я., а старшиной — главстаршина Игорь Колышкин. Первое место и вымпел «Лучший класс училиша» были присуждены классу старшины 1 статьи Анатолия Цветкова.

Приказом Народного Комиссара ВМФ № 231 от 25 апреля 1941 года знаком «Отличник ВМФ» награждены курсанты: Григо рий Баран, Андрей Кирьянчиков, Дмйтрий Кляузин, Алекеей Митенков, Лазарь Фиш. Первыми стипендий имени И. В. Сталина были удостоены курсанты Алексей Митенков, Николай Симонов, Владимир Осмеяов, Иван Юхов.

После завершения весенней сессии часть курсантов была отправлена в отпуск, а остальные готовились к отправке на учебную практику.

В ту пору, как и все советекие люди, курсанты внимательно следили за международными событиями. Обсуждали и знали во всех подробностях, когда и как был потоплен немецкий линкор «Бисмарк» в мае 1941 года. Смело высказывали свои мнения о нерешительности командования ВМС Англии, много говорили об ошибках командира «Бисмарка», пренебрегавшего радиомолчанием, благодаря чему англичанё без труда обнаружили его и потопили силами линкоров «Кинг Джордж V», «Родней», «Рамиллис», тяжёлых крейсеров «Саффолк», «Норфолк» и «Дорсетшир», линейзных крейсеров «Ринаун», «Рипалс», авианосцев «Арк Ройал» и «Викториес».           

Все это были первые морские сражения, первые победы и поражения второй мировой войны. Они не могли не волновать курсантов, ибо было ясно, что участие в ней для СССР неизбежно, и зашишать интересы Отечества на морских рубежах предстоит им.

В начале июня состоялся партийный актив училища, который подвел итоги учебного года и наметил конкретные задачи на летнюю практику. Собрание отметило яркое проявление патриотических чувств личным сставом училиша, которое выражалось и в подписке на заем. Курсанты, старшины, офицеры, рабочие и служащие отдавали свои сбережения на укрепление могущества нашей Родины.

Командование поставило задачу — практику провести на «отлично». В обращении политического отдела указывалось: «Летняя практика 1941 года проводится в международной обстановке, которая требует от нас постоянной боевой готовности и обучения тому, что нужно на войне и так, как это делается в бою».

Училище опустело. Основная масса курсантов убыла на корабельную практику на Черноморский флот и Каспийскую флотилию. На Каспии она началась напряженно. 16 и 17 июня ее участники под руководством преподавателей и инструкторов проводили окончательные приготовления мин к постановке, ставили их, проверяли правильность постановки, а затем поднимали и готовили вновь. В то время мины «КБ» были современным грозным оружием. Курсанты работали с увлечением и хотя сильно уставали, но бьши довольны результатами своей работы.

 Активно проводились занятия по подрывному делу, с использованием настоящих подрывных зарядов, отрабатывался подход, закрепление подрывного заряда к плаваюшей мине, затем поджи-гался бикфордов шнур и гребцы наваливались на весла, по команде руководителя ложились на дно шлюпки и ждали взрыва. В качестве мин использовались буйки или просто небольшие деревянные плотики. Что касается подрывных работ на берегу, то здесь дело обстояло гораздо проше и каждый из курсантов успешно справлялся с поставленной задачей.

  В пятницу 20 июня отрабатывались вопросы расхождения по Правилам предупреждения столкновения судов (ППСС). Создавались различные ситуации сближения судов и каждый курсант, выступая в роли командира корабля или вахтенного командира, должен был принять решение на безопасное расхождение. А если кто-то нетвердо знал правила или неумело их применял, то на разборе неизменно подвергался решительной и в то же время доброжелательной критике преподавателя. В курсантской среде ходила шутливая фраза: «С головой ты или без — должен знать ППСС».

 Кроме того, отрабатывались элементы совместного плавания. Этими занятиями руководил капитан 2 ранга Мейер К. Г. В ходе их обучасмые самостоятельно исполняли обязанности всех номеров расчета главного командного пункта: командира корабля, вахтенного командира, рулевого и сигнальщиков. Вопросы совместного плавания вызывали у курсантов большой интерес и отношение к их отработке было особенное. Изучали этот раздел программы основательно, знали наизусть не только расцветку флагов и их репетование, но и значение каждого сигнала, порядок маневрирования при их исполнении. Нередко даже сигналы правил совместного плавания применяли на берегу, в том числе и на строевых занятиях, что вызывало подчас недоумение у преподавателей кафедры обшевойсковой подготовки и командиров рот.

  А между тем, «тысячелетняя империя»— фашистская Германия, как злокачественная опухоль, неудержимо раздвигала свои границы. По карте Европы стремительно растекалось зловешее коричневое пятно.

 21 июня — суббота, авральный день. После лекции капитана I ранга Новицкого Б. П. по навигации и непродолжительного выхода на катерах для определения и уничтожения девиации магнитных компасов курсанты возвратились на свои учебные корабли «Серго Орджоникидзе» и «Правду», где приняли участие в большой приборке. Заканчивался еше один день напряженной флотской жизни.

 И никто из них еше не знал, что между «сегодня» и «завтра» возникнет пропасть страшной войны, продолжительностью в 4 года, погибнут миллионы людей, останутся горе и слезы женшин, детей, стариков. Курсантам предстояло выдержать неимоверные испытания и многим из них отдать свою жизнь за Родину, за счастье людей, за флот!

Наступало грозное время, время героических дел и свершений. Время славных побед и суровых испытаний. ВОЙНА!


Дата публикации: 03.12.2006
Страница прочитана: 1179 раз

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Вернуться назад


Комментарии (0)
Вы не авторизованы! Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и авторизованные пользователи!


 *

И мы знаем: на разных широтах
Каждый час, каждый миг начеку
Офицеры советского флота,
Что учились когда-то в Баку.

Курочкин А.П. 

__________________

Дружественные ресурсы

 

 

 

Сайт БВОКУ

Сайт КВВМУ

Энциклопедия кораблей

 Ваше мнение
Для данного блока нет содержания
 -

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100