SmallNuke

 

 



 Навигация

- Главная страница
- История КВВМКУ
Мемориальная страница
- Последние новости
- Личный кабинет
- Связь с администрацией
Как пользоваться сайтом? 
- Гостевая 
Список личного состава
- Форум
- Фотогалерея
- Литературная




 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Глава 9. Труд и романтика

ГЛАВА   9

ТРУД И РОМАНТИКА

 

     Начало второй половины XX века ознаменовалось ростом могущества флота. Питомцы училища вносили существенный вклад в улучшение организации боевой подготовки, совершенствование тактических приемов ведения боя различными классами кораблей.

С 1 октября 1952 года училище перешло на обучение курсантов по специальностям. И моделью выпускника уже был не вахщ-тенный командир широкого профиля, а штурман, артиллерист и минер.

     Формирование факультетов прошло довольно организованно с командно-строевой точки зрения. Был издан организационный приказ и назначены начальники факультетов, заместители по политической части, командиры рот и другие должностные лица.

Начальником штурманского факультета стал капитан 1 ранга Дадонов И. Н., заместителем по политической части капитан 2 ранга Бобринец С. В. Артиллерийский факультет возглавили капитан 1 ранга Пирожков Г. Я. и подполковник Лактионов П. И., а минно-торпедный — капитан 1 ранга Охрименко Г. Н. и капитан 2 ранга Фомичев П. С.

В курсантской же среде совершенно неожиданно возникли трудности. Оказалось, что выбор своей флотской профессии сделать не так-то просто. Раньше было что? Пришел на корабль и тебя сразу же определят то ли в «циркули», то ли в «рогали», то ли в «директора щеколды»— это, следовательно, в минеры. Теперь перед многими возникла альтернатива — кем быть. Долго еще бушевали страсти и начальники факультетов находились под «перекрестным огнем» курсантских рапортов, но со временем все пришло в норму.

Преподавательский состав изыскивал и применял различные методы передачи своих знаний, делал все, чтобы за выпускников краснеть не приходилось. Успешно в этом направлении работал старейший преподаватель кафедры кораблевождения Дмитриев Иван Николаевич. Он, по существу, сама история советского флота. 50 лет своей жизни наставник отдал службе на кораблях, обучению и воспитанию будущих морских офицеров. Он участвовал в Цусимском сражении, в гражданскую войну защищал революционный Петроград. Это тот самый Дмитриев, о котором с особой теплотой отзывался Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов и всегда приводил его напутствие: «Коль вы избрали военно-морское училище и не стремитесь командовать кораблем, значит, ошиблись в выборе» (12).

______________________________________________________________________________

(12)См.: Рудный В. А. Готовность № 1. О Н. Г. Кузнецове.— М.,  1985, с. 24.

     Кумиром курсантов был преподаватель кафедры мореходной астрономии капитан 2 ранга Толкачев А. Г. О нем среди курсантов ходили легенды, а вот не легенда, а быль, на тему: «Соотно-шение Солнца истинного и Солнца среднего», точнее, некоторые фрагменты из нее. Поздоровавшись с курсантами, Толкачев вдруг полувопросительно оглашает:

— Время?!

Многие смотрят на часы, полагая, что преподавагеля интересует, который сейчас час. А он продолжает:

— Что такое время? — и, обращаясь к курсанту Игорю Степанову, говорит: — Молодой человек! Вам 20 лет...

— Так точно,— вскакивает курсант.

— И я вправе задать вам этот вопрос: так что же такое время?

Игорь смущенно молчит.

— Смотрите, смотрите,— он правильно отвечает.

— Да он же молчит!— реплика из класса.

— Вот и я говорю, что глубокомысленное молчание всегда лучше бессмысленного мычания. Итак, запишите... Дальше следует довольно мудреная и не очень понятная формулировка. Курсанты добросовестно конспектируют.

— Встать!— командует офицер. Все вскакивают.

— Читайте, что вы там изобразили.

— Время есть высшая производная от...

— Сесть! Зачеркните и навсегда забудьте эту абракадабру. Это идеалистическая точка зрения. А теперь не записывайте, а запомните на всю жизнь: «Время — есть движение материи». И вся лекция приблизителыю в подобном ключе, часто сопровождаемая взрывами хохота. На первый взгляд — ничего особенного и все же те, кто учился у Толкачева помнят все его лекции.

     На этой же кафедре преподавали мореходную астрономию Морозов А. А., Андрюков М. И., Тархов С. Н. и другие знатоки Вселенной, любимые всеми курсантами. Не случайно эту кафедру негласно называли «кафедрой веселых ребят». Позднее поддерживали традиции этого коллектива Бобков В. Ф., Крачкевич Л. Н., Кутафин Е. И.

     С большой выдумкой и мастерством проводили занятия по гидрометеорологии и океанографии инженер-полковник Малиновский Н. В., автор учебника и многих научных работ, капитан 1 ранга Никитенко М. Р., капитан 2 ранга Кусенко Н. Д., подполковник Полозов В. А., капитаны 1 ранга Дерягин В. А., Хурсин Л. А. Особым расположением курсантов пользовались преподаватели Маврин В. Я., Усанов А. А., Гончаренко И. И., Иванов Ю. М., Мозговой М. А., Радославлевич Д. М., Майоров Г. И., Ганкин Н. М,, Якубовский Г. И., Зюзин А. А., Сильченко В. В., Колчин Г. А., Бек Ю. Ф.

На артиллерийском факультете работали опытнейшие педагоги: Орлов И. Н., Хомяков В. А., Кратенков И. П., Калинин В. М., Желваков И. П., Ципилев А. Н,, Бычковский Л. 3., Ушаков М. Н., Насилов В. В., Бриль 3. В. Бриль вел дисциплину «Приборы управления стрельбой» и сдать ему зачет с первого захода было все равно, что выиграть «Москвич» по трамвайному билету.

     Обычно, распределяя курсантов по номерам для обслуживания центрального автомата стрельбы, он говорил:

— Товарищи курсанты, ваша задача до смешного проста — произведя в уме несложные подсчеты с шестизначными цифрами, вращая маховичок, совместить стрелки на узле прибора. Иными словами, выполнить полумеханическую работу, рассчитанную на медведя со средними интеллектуальными способностями.

     А затем на каждого курсанта сыпался град вопросов, иногда прерываемый репликами Бриля:

— Бог мой! И как это вам удается так много не знать? Поздравляю! Это же бездна незнания!

     Следует признать, что никто не обижался на его шутки, а все добросовестно изучали учебный материал.

     На минно-торпедном факультете курсантам очень нравились лекции Мартынова С. П., Шеломова М. И., Фишера Я. П., Токарева Б. И.

     Сергей Петрович Мартынов, начиная опрос по пройденной теме, обычно предварял его такой фразой: «Итак, кого сегодня будем ставить на заданное углубление?»

     На общеучилищных кафедрах наиболее памятны лекции преподавателей Николая Николаевича Мильграма, Ульмурада Юсуф оглы Атакишиева. Хорошо помнят выпускники разных лет замечательных педагогов — Сергея Федоровича Тихомирова, Геннадия Ивановича Банокина, Владимира Анисимовича Трофимца, Иосифа Даниловича Кирина, Василия Васильевича Бахарева, Олега Александровича Тараканова, Анатолия Степановича Бегебу, Игоря Абдуллаевича Аббасова, Виктора Трофимовича Ставицкого, Романа Владимировича Баснина, Василия Николаевича Аксенова, Юлия Петровича Топычканова, Михаила Бахшалиевича Джангирова, Владимира Ивановича Молибоженко, Станислава Петровича Ксендза, Евгения Рожденовича Гегечкори, Вячеслава Яковлевича Старова,

Геннадия Ивановича Юферова, Альфреда Николаевича Рыбинского, Надежду Николаевну Петухину, Карину Андреевну Козлову и многих других.

     Богатейший опыт, знания и душу вложил в улучшение организации службы, укрепление воинской дисциплины и совершенствование учебно-воспитательного процесса начальник училиша контр-адмирал Рамишвили Семен Спиридонович. Еше в середине 30-х годов он принимал активное участие в боевых действиях в Испании, будучи советником командира главной базы. Назначал его Н. Г. Кузнецов. Рамишвили быстро освоился со спецификой и своими обязанностями. Вот как о нем отзывается В. Рудный в уже упоминавшейся книге «Готовность № 1»: «Рамишвили человек образованный, энергичный, быстро освоил язык, да так, что его чуть ли не за андалузца принимали, он все шуточки, поговорки — все умел пустить в ход, только бы наладить контакт с нужными людьми, подстегнуть, приналечь; а в главной базе, где хозяйство путаное и народ пестрый, такой советник был в самый раз».

Советник главной базы часто выходил в море с подводниками, участвовал в боевых делах, показывал хорошие профессиональные знания и выучку. Об этом периоде своей биографии он рассказывал курсантам, приводя примеры боевых эпизодов, в которых участвовал лично. А об одном особо любил вспоминать:

— Как-то летом, лодка, будучи на позиции, лежала в дрейфе. После ночного дозора экипаж изрядно устал. И я тоже, прихватив пробковый матрац и бросив его за рубку на верхней палубе, решил немного позагорать под щедрыми лучами средиземноморского солнца. Вскоре я уснул. В это время сигнальщики обнаружили фашистский самолет. Командир лодки скомандовал «срочное погружение» и через несколько минут я стал командиром единственного плавучего средства — пробкового матраца. Фашистский летчик,  раздосадованный тем, что упустил лодку, решил расправиться со  мной. Мне, конечно, было не до сна. Но я все-таки грузин, да еше и советский, и меня голыми руками не возьмешь. Внимательно слежу за стервятником. Он уже лег на боевой курс и приготовился расстреливать меня из пулемета. Но когда самолет приблизился, я нырнул. Очередь прошла между мной и матрацем. Фашистский летчик сделал три попытки расправиться со мной, но все они были безуспешны. Видимо, у него кончалось топливо, так как он, в очередной раз пролетев поблизости, погрозил мне кулаком и взял курс к берегу. Этот поединок продолжался всего несколько минут, мне же он показался вечностью. Вскоре всплыла лодка и меня подобрали. Командир долго извинялся, но я и сам чувствовал свою вину, так как организовал «солярий», не оповестив его.

     В начале Великой Отечественной войны Семен Спиридонович отбивал атаки гитлеровцев на подступах к Кингисеппу, командуя курсантской морской бригадой. Провоевал все 1418 дней. После войны до начала 50-х годов был на дипломатической работе.

     Много теплых слов говорят об этом человеке его сослуживцы и воспитанники, которых вывел в океанский простор Семен Спиридонович Рамишвили.          

     Особое внимание преподаватели кафедр уделяли организации научной работы с курсантами. Члены ВНОК разработали много научных тем, которые представляли практический интерес для мореплавателей. Так, на флоте стала использоваться таблица высот и азимутов светил, составленная курсантом штурманского факультета Виктором Часовниковым. Определенный успех имел реферат курсанта Каспаравичуса «Влияние законов диалектики на вопросы управления кораблем». Несомненную ценность представляли и «Практические рекомендации по пристрелке реперов при выполнении береговых стрельб по невидимым целям», написанные курсантами артиллерийского факультета Германом Карначевым и Виктором Булановым.

     Большую активность в научной работе проявляли курсанты Сединкин А., Чкалов В., Нечитайло Б., Мельник В., Каталин Е., Крастин А., Дьячков В., Федосеев А,, Злыднев А,, Черных Ю., Петровский Е., Кулиев В., Касьянов В., Чилин С., Исмайлов Ф., Мокрозуб О., Мамедов Б,, Странковский А., Емельянов О., Южаков С. и многие, многие другие.

Широко развернулось соревнование между факультетами в учебе, организации службы, воинской дисциплине, спорте и художественной самодеятельности. Застрельщиками выступали Юрий Бушковский, Рудольф Хайкин, Владимир Грабов, Вячеслав Пархоменко, Станислав Суханов, Николай Юшко, Валентин Коробейник, Альберт Коклюшкин, Владимир Игошкин, Александр Раенко, Геннадий Генералов, Александр Поляк.

Художественная самодеятельность славилась далеко за пределами училища. Правда, при создании инструментального ансамбля появились определенные трудности. Заместитель начальника факультета по политчасти Лактионов П. И. ни в какую не хотел, чтобы в ансамбле был саксофон. «Я вообше к этому квакающему инструменту питаю классовую ненависть,— говорил он,— и считаю, что если ты настоящий Бетховен, то и на тульской гармошке любую рапсодию воспроизведешь. В конце концов — и дешево, и с точки зрения идеологии все благополучно». Но все же под давлением музыкальной общественности сменил гнев на милость и разрешил обзавестись этим «мелкобуржуазным» инструментом.

Следует признать, что инструментальные ансамбли на протяжении многих лет пользовались в училише большим успехом.

     9 декабря 1954 года училищу было присвоено имя выдаюшегося руководителя нашей партии, пламенного трибуна революции — Сергея Мироновича Кирова. Теперь имя «кировец» широко известно на всех флотах и флотилиях Военно-Морского Флота. Курсанты гордятся этим почетным именем и стремятся добросовестным отношением к службе и учебе оправдать его.

     Год от года растет интерес молодежи к флоту и этому во многом способствует деятельность юношеской военно-патриотической школы, созданной по решению ЦК КП Азербайджана. Долгае годы руководили обучением в ней старший преподаватель кафедры боевой подготовки капитан 1 ранга Родионов Е. А. и капитан 2 ранга Подоплелов В. С. На практических занятиях в школе мальчишки знакомятся с основами военно-морского дела, учатся управлению шлюпкой на веслах и под парусом, изучают уставы Вооруженных Сил.

Много сил и времени обучению и воспитанию слушателей этой школы отдает бывший начальник курса, ныне капитан 2 ранга в отставке Гарматенко И. М. Человек увлеченный, беспредельно влюбленный в море, Иван Матвеевич умело прививает ребятам любовь к романтической и мужественной флотской службе.

     Многие слушатели юношеской военно-патриотической школы после окончания 10 класса поступают в училище, прилежно учатся и, успешно окончив его, идут на корабли.

Гордимся, что выпускники первого набора этой школы служат на высоких должностях в Военно-Морском Флоте. Это капитаны 1 ранга Иванчук Н., Пархоменко В., Аскеров Р., капитаны 3 ранга Тимченко Н., Моисеев Ю. и многие другие.

     В конце 50-х годов артиллерийский и минно-торпедный факультеты были переведены в другие города. В 1960 году из Ленинградского высшего военно-морского училища инженеров оружия в Баку был переведен новый факультет. Первым его начальником был капитан 1 ранга Неграш Ф. Г., затем капитаны 1 ранга Бойко В. С. и Логинов И. Л. Им пришлось налаживать организацию, совершенствовать учебно-воспитательный процесс. Капитаны 1 ранга Халимон В. Н., Карамарский Б. Л. умело и грамотно проводили партийно-политическую работу, направляя ее прежде всего на развитие активности молодежи, на воспитание личной ответственности и примерности. И это приносило отрадные результаты.

     Золотой строкой в нашей летописи запечатлено 22 февраля 1968 года. В канун 50-й годовщины Советской Армии и Военно-Морского Флота за большие заслуги в подготовке офицерских кадров для Вооруженных Сил СССР Указом Президиума Верховно-го Совета СССР училище было награждено орденом Красного Знамени. Это вызвало большой патриотический подъем среди курсантов, слушателей и постоянного состава училища. На митинге после выступления начальника училища контр-адмирала Тимченко Георгия Павловича выступил курсант 3 курса Юрий Криворучко:

 

Мы гордимся наградой по праву,

Восхищаемся волей бойцов.

Мы наследники воинской славы,

Мы наследники славы отцов...

Изучаем в училище нашем

Мы науку врага побеждать.

В бой пойд^м мы как только прикажет.

Как прикажет нам Родина-мать!

 

      Поздравление с наградой прислали выпускники разных лет, ветераны, братья по оружию.

     В 50—60-е годы заметно расширились и окрепли интернациональные связи и боевое содружество флотов Варшавского Договора, социалистических и развивающихся стран. Определенный вклад в их развитие внес и профессорско-преподавательский состав училища, куда прибывали посланцы разных народов.

     По инициативе комсомольцев проводились различные совместные спортивные и культурно-массовые мероприятия. Советские курсанты как гостеприимные хозяева всегда помогают своим однокурсникам в овладении русским языком, налаживании быта, отдыха и досуга. Все это приводит к глубокому взаимопониманию и к настояшей флотской дружбе.

Одним из ярких примеров проявления этой дружбы явился дальний поход на учебном корабле «Перекоп» в августе-сентябре 1982 года с деловым заходом в Германскую Демократическую Республику. Вместе с советскими курсантами в этом походе участвовали 8 немецких, которые с приходом в порт Варнемюнде должны были уйти в отпуск. Но когда им стало известно, что для знакомства кировцев с городами Варнемюнде, Росток и Штральзунд нужны гиды, курсанты Михаэль Шостек, Франк Цигенгайст, Вильфрид Гартнер, Томас Роккеншу, Ульф Шеллнер, Штефан Фолькер, Уве Харней и Фолькмар Вайс решили часть своего непродолжительного отпуска провести с советскими друзьями. Вообще симпатии, уважение и внимание моряков различных стран стали хорошей традицией. Трудно описать гостеприимство моряков Кубы, их внимание к курсантам училища, заходившим в порт Гавану.

     Не забывают училише его питомцы. Из Анголы и Мозамбика, Южного и Северного Йемена, Алжира и Ливии, Кубы и Вьетнама, Конго и ГДР пишут письма бывшим воспитателям и наставникам выпускники. «Приступил к самостоятельной работе,— пишет капитану 1 ранга Шмелеву Игорю Дмитриевичу Жолио Морейра из Анголы.— Все, чему Вы нас учили, пригодилось в жизни. Вместе с другими выпускниками приобретаю опыт практической работы. Мечтаю еше пройти курс обучения у Вас. Мы гордимся нашим училищем».

     Подобных писем в адрес преподавателей приходит очень много. В них откровения, память, советы и рекомендации. Они вызывают не только радость за труд, но и дают повод для раздумий, анализа и поиска новых подходов в обучении и воспитании.

     В 1971 году училищу выпала ответственная миссия — вновь представлять Военно-Морской Флот на параде в Москве. Руководил подготовкой к параду начальник училища контр-адмирал Степанов Г. Ф. Это тот самый, который в июне 1953 года, будучи старшим помошником командира крейсера «Яков Свердлов», принимал участие в демонстрации морского мастерства, посвященного коронованию королевы Англии Елизаветы II.

Сам Георгий Федорович об этом событии рассказывал: «Протокол нам был хорошо известен и состав участников тоже. Подготовка началась за полтора месяца. Понимая, что Спитхэдский рейд, на котором будут становиться на якоря приглашенные корабли, мелководен, а течение Темзы особенно сильное, основное внимание уделили отработке маневра «Постановка на 2 якоря способом «Фертоинг». Это очень сложный маневр, смысл которого сводится к тому, чтобы угол разноса якорных цепей был максимальным. Действия всех моряков, участвуюших в отработке, были доведены до автоматизма. Лондонская публика, считающая себя знатоками искусства управления кораблем, уже была несколько разочарована событием, предшествующим нашему приходу на рейд. Дело в том, что сравнительно неболыпие корабли Испании, Португалии и ряда других морских держав особого интереса англичан не вызывали, а вот корабли ВМС США — линейный корабль «Висконсин» и французский крейсер «Глори» попросту огорчили: «Висконсин» затратил на выполнение маневра около 2-х часов, а «Глори» после множества попыток в течение 4-х часов, так и не справился с маневром и покинул рейд.

     Все ожидали нас. И когда «Яков Свердлов» вошел на рейд, толпы любопытствующих горожан заполнили побережье Темзы. Маневр был выполнен безукоризненно и занял всего 12 минут. Лондонцы ликовали, с набережных лилось русское «Ура!». Вечером  в адмиралтействе состоялся прием. 20-летняя королева приветствовала командиров кораблей, прибывших для участия в короновании. Первый лорд адмиралтейства представлял командиров Елизавете и каждый подходил и прикладывался к ручке. Таков был церемониал. Когда очередь дошла до командира крейсера «Яков Сверд -лов», то капитан 1 ранга Рудаков Р. И., грузный мужчина, почти двухметрового роста, сжал кисть королевы, протянутую для поцелуя, и крепко ее пожал. Елизавета поморщилась от боли, а весь зал замер — такого еще здесь не случалось. Затем улыбнувшись, королева сказала: «Я хорошо понимаю русских,— у них так принято!» А зал обрушился аплодисментами...

     За время стоянки на Спитхедском рейде многие горожане посетили крейсер. Были среди них и люди, понимаюшие толк в морском деле. И всех восхищали необыкновенная чистота помешений корабля — признак высокой морской культуры, подтянутость, дисциплинированность и аккуратность советских моряков.

     Повышению качества учебно-воспитательного процесса в семи-десятые годы способствовал определенный сдвиг в методах и формах руководства. Начальником училища был назначен ученый, прекрасный организатор, человек большой души контр-адмирал Глебов Евгений Павлович. Стиль его работы состоял в том, чтобы соединить усилия ученых, педагогов, командиров, политработников, курсантов в единое русло борьбы за главное — знания.

     В этом отражалась суть повседневных забот большого и дружного коллектива. Заметно активизировалась подготовка научно-педагогаческих кадров. Деятельность курсантских научных обществ приобрела практический харатер. Под руководством опытных педагогов проводилась серьезная работа по подготовке новых методик, развитию учебной базы, созданию приборов и приспособлений для приобретения навыков по различным специальностям. Пожалуй, главным в стиле работы коммуниста Глебова было — научить людей заниматься своим делом, не распылять усилия, не перекладывать свои обязанности на других. Многое удалось сделать. Но, к сожалению, не все планы реализованы. Неожиданная смерть Евгения Павловича потрясла его сослуживцев, друзей и близких. Непродолжительное время пришлось руководить ему училишем. Но добрая память о нем осталась у всех, кто вместе с ним работал.

     В 1979 году исполнилось 40 лет училищу. Подготовка к юбилею вызвала к жизни творчество и инициативу коммунистов и комсомольцев, всего личного состава. Под руководством начальника училища контр-адмирала Архипова В. Н. был разработан и осушествлен план подготовки и празднования юбилея. К этому времени завершилось строительство двух гостиниц. Курсанты 5-го курса разместились в уютных четырехместных номерах.

     На праздник прибыли представители всех военно-морских училищ страны, трудящиеся Баку, руководители партийных и государственных органов республики, родные и близкие курсантов, выпускники разных лет.

     В день 40-летия вдоль южного фасада учебного корпуса установлены бронзовые бюсты Героев Советского Союза — кировцев, талантливо выполненные матросом Юсуповым Мухтаром Юсуп оглы. Заложены аллеи имени Сухиашвили и Бувина.

     В 1984 году изменился порядок сдачи вступительных экзаменов. Введен экзамен по истории СССР, более современной стала система профессионального отбора, разработаны новые методики, тесты, повысились требования к физической подготовке поступающих.

Анализ службы выпускников, всей системы подготовки военных кадров, сложившейся в училише, говорил о том, что имеются нере-шенные проблемы. Недостаточны практические навыки молодых лейтенантов, их профессиональные знания, есть проблемы в морально-нравственном воспитании. Необходимо было продумать систему мер по коренной перестройке всех сторон жизни училища, использовать резервы, активизировать человеческий фактор. Апрельский (1985 г.) Пленум ЦК КПСС открыл революционный

этап в жизни советской страны, дал широкий простор творчеству, инициативе и ответственности. Решения Пленума вызвали огромный интерес у всего коллектива, способствовали выработке новых подходов, нового мышления в вопросах подготовки офицерских кадров для флота. Профессорско-преподавательский состав, рабочие и служащие во главе с начальником училиша контр-адмиралом Акатовым А. В., а затем Ждановым Л. И. начали борьбу за перестройку.


Дата публикации: 03.12.2006
Страница прочитана: 776 раз

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Вернуться назад


Комментарии (1)
Вы не авторизованы! Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и авторизованные пользователи!
Филипп Богдашко | 09.01.2009 13:18
Re: Глава 9. Труд и романтика
История училища впечатляет. Сейчас, с чувством глубокого сожаления приходится констатировать,что труд преподавателей служба выпускников,традиции Флота преданы забвению со стороны государства. Остаётся только ПАМЯТЬ у всех нас. В этом году нас ожидает ЮБИЛЕЙ Каспийского Краснознамённого. Слава ПАМЯТИ КВВМКУ!
Капитан 1 ранга в отставке Ф.Богдашко,выпуск 1970.



 *

И мы знаем: на разных широтах
Каждый час, каждый миг начеку
Офицеры советского флота,
Что учились когда-то в Баку.

Курочкин А.П. 

__________________

Дружественные ресурсы

 

 

 

Сайт БВОКУ

Сайт КВВМУ

Энциклопедия кораблей

 Ваше мнение
Для данного блока нет содержания
 -

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100